Гоголь Николай Васильевич
Гоголь Николай Васильевич
1809-1852

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (30)


Поэма "Мертвые Души (Том второй) (Из ранних редакций)"
Гоголь Николай Васильевич - Произведения - "Мертвые Души (Том второй) (Из ранних редакций)"


 

ОТРЫВОК ИЗ ГЛАВЫ II

  
   -- У тебя, отец, добрейшая душа и редкое сердце, но ты поступаешь так, что иной подумает о тебе совсем другое. Ты будешь принимать человека, о котором сам знаешь, что он дурен, потому что он только краснобай и мастер перед тобой увиваться.
   -- Душа моя! ведь мне ж не прогнать его,-- сказал генерал.
   -- Зачем прогонять, зачем и любить?
   -- А вот и нет, ваше превосходительство,-- сказал Чичиков Улиньке, с легким наклоном головы набок, с приятной улыбкой.-- По христианству именно таких мы должны любить.-- И тут же, обратясь к генералу, сказал с улыбкой, уже несколько плутоватой:-- Изволили ли, ваше превосходительство, слышать когда-нибудь о том, что такое: "Полюби нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит"?
   -- Нет, не слыхал.
   -- А это преказусный анекдот,-- сказал Чичиков с плутоватой улыбкой.-- В имении, ваше превосходительство, у князя Гукзовского, которого, без сомнения, ваше превосходительство, изволите знать...
   -- Не знаю.
   -- Был управитель, ваше превосходительство, из немцев, молодой человек. По случаю поставки рекрут и прочего, имел он надобность приезжать в город и, разумеется, подмазывать суд. Впрочем, и они тоже полюбили, угощали. Вот как-то один раз у них на обеде говорит он: "Что ж, господа, когда-нибудь и ко мне! в именье к князю". Говорят: "Приедем!" Скоро после того случилось выехать суду на следствие, по делу, случившемуся во владениях графа Трехметьева, которого, ваше превосходительство, без сомнения, тоже изволите знать.
   -- Не знаю.
   -- Самого-то следствия они не делали, а всем судом заворотили на экономический двор, к старику, графскому эконому. Да три дни и три "очи без просыпу в карты. Самовар и пунш, разумеется, со стола не сходят. Старику-то они уж и надоели. Чтобы как-нибудь от них отделаться, он и говорит: "Вы бы, господа, заехали к княжому управителю немцу: он недалеко отсюда".-- "А, и в самом деле",-- говорят; и сполупьяна, небритые и заспанные, как были, на телеги да! к немцу... А немец, ваше превосходительство, надобно знать, в это время только что женился. Женился на институтке, молоденькой, субтильной (Чичиков выразил в лице своем субтильность). Сидят они двое за чаем, ни о чем не думая, вдруг отворяются двери -- и ввалилось сонмище.
   -- Воображаю, хороши!-- сказал генерал.
   -- Управитель так и оторопел, говорит: "Что вам угодно?" -- "А,-- говорят,-- так вот ты как!" И вдруг, с этим словом, перемена лиц и физиономии: "За делом. Сколько вина выкуривается по именью? Покажите книги!" Тот сюды-туды. "Эй, понятых!" Взяли, связали, да в город. Да полтора года и просидел немец в тюрьме.
   -- Вот на! -- сказал генерал.
   Улинька всплеснула руками.
   -- Жена хлопотать! -- продолжал Чичиков.-- Ну, что ж может какая-нибудь неопытная молодая женщина. Спасибо, что случились добрые люди, которые посоветовали пойти на мировую. Отделался он двумя тысячами да угостительным обедом. И на обеде, когда все уже развеселились и он также, вот и говорят они ему: "Не стыдно ли тебе так поступить с нами? Ты всё бы хотел нас видеть прибранными, да выбритыми, да во фраках. Нет, ты полюби нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит.
   Генерал расхохотался; болезненно застонала Улинька.
   -- Я не понимаю, папа, как ты можешь смеяться,-- сказала она быстро. Гнев отемнил прекрасный лоб ее...-- Бесчестнейший поступок, за который я не знаю, куды бы их следовало всех услать...
   -- Друг мой, я их ничуть не оправдываю,-- сказал генерал,-- но что ж делать, если смешно? Как бишь: "Полюби нас беленькими"?..
   -- Черненькими, ваше превосходительство,-- подхватил Чичиков.
   -- Полюби нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит. Ха, ха, ха, ха! -- И туловище генерала стало колебаться от смеха. Плечи, носившие некогда густые эполеты, тряслись, точно как бы носили и поныне густые эполеты.
   Чичиков разрешился тоже междометием смеха, но, из уважения к генералу, пустил его на букву э: хе, хе, хе, хе, хе! И туловище его также стало колебаться от смеха, хотя плечи и не тряслись, ибо не носили густых эполет.
   -- Воображаю, хорош был небритый суд! -- говорил генерал, продолжая смеяться.
   -- Да, ваше превосходительство, как бы то ни было, без просыпу,-- говорил Чичиков, продолжая смеяться.
   Улинька опустилась в кресла и закрыла рукой прекрасные глаза; как
Страницы: 1 2 3 4 5

Гоголь Николай Васильевич - Произведения - "Мертвые Души (Том второй) (Из ранних редакций)"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"